Книгомай 2019

тайна_шляпной коробки

Елена Ива. Тайна шляпной коробки. Художник Юлия Соколова.

Порой старинная тайна может изменить судьбу не только одного человека (и семьи), но и целого города, пусть и небольшого. Восьмилетний мальчик Джесси живет в небольшом отеле, находившемся возле парка. Отель, который принадлежит его родителям, и называется необычно – «Шнурок и ботинок». Такое название возникло потому, что дедушка мальчика владел небольшой обувной фабрикой, которая потом закрылась и отец мальчика получил в наследство отель и чемодан с личными вещами дедушки, который был прославленным обувным мастером. Но его тайна мастерства (и образец, по которому он делал), остались так не найденными. Зато городской достопримечательностью является оставленная дедушкой статуя святого Марка, покровителя обувщиков. Слухи, что эта статуя приносит удачу, привлекали в город туристов.

История, описанная в книге, рассказывает о том, как Джесси проводил свои летние каникулы и любил бродить по отелю и его окрестностям, и казалось, не было ничего в городке, чтобы он не знал, и что могло его удивить. Но однажды в тот самый отель приезжает странная женщина — мадам Антре и ее племянница, причем девочка всего боится. А тем временем в отеле кто-то начинает что-то искать, причем вроде ни у кого ничего не пропадает. И Джесси решает отыскать тех, кто (и зачем) этим занимается. И ему придется столкнуться со старинной тайной, которую оставил семье дедушка, и которая оказывается связанной с причудливым названием отеля.

В город приезжают представители знаменитой обувной фирмы, которые захотели познакомиться с наследниками дедушки, то есть Джесси и его отцом и узнать о так пока и не открытом секрете выдающегося мастера.

«Джентльмены уселись в кресла и начали неспешный разговор. В основном, он шел о том, как развивается обувное производство в мире и какие проблемы у их фирмы.

Джесси внимательно слушал рассказ, он понял, что гости прибыли из Нортгемптона, где и сосредоточилось, в основном, производство обуви ручной работы. И это было обосновано – в той местности росло много дубов, их кора, содержащая особые вещества, использовалась для смягчения кожи. Основатели фирмы посчитали удобным расположить производство поближе к источникам сырья.

Мальчик узнал о том, что процесс создания обуви ручной работы состоит из ста восьмидесяти операций, и все работники, выполняющие эти операции, незаменимы. Если кто-то по какой-то причине выбывает из цикла производства, то фабрика останавливается».

 

Ольга Прокофьева. Мир забытых вещей

мир забытых вещейВ красочном издании рассказывается о предметах, которыми когда-то пользовались наши предки. Но теперь эти вещи не только забыты – но и для большинства наших современников непонятно, зачем эти предметы были нужны, и как же ими пользовались. Некоторые же трансформировались до неузнаваемости, поменяв свое назначение.

В издании есть разделы, посвященные аксессуарам и украшениям, посуде и предметам сервировки стола, а также – предметам гардероба и гигиены, интерьера и обихода.

Галстук превратился в элемент дресс-кода, а ведь всего пару столетий назад мужчины соревновались между собой в красоте завязанного галстука или платка, которые изготавливались из шелка, атласа, тонкой шерсти, слегка накрахмаленного батиста, муслина. Но эта завязанная красота не распадалась, использовались булавки для галстуков, которые, по словам автора книги, стали изюминкой в образе джентльмена. Далее – история зибеллино – хорошо выделенных звериных шкурок, лапы и морды которых инкрустированы золотом и драгоценными камнями. Первое письменное свидетельство – 1467 год, перечь вещей бургундского герцога Карла Смелого. Самые большие женские воротники были в Нидерландах в середине XVII. У отдельных экземпляров диаметр достигал 30-40 см, а слов тонкого полотна и кружев было до 50. В издании описан портбукет, украшения из волос и украшения «любимые очи», шатлен, аргайл, корчик, пулены и многое другое.

Когда-то трудно было обойтись без держателя для платка и держателя для перчаток. Это были небольшие щипчики на короткой цепочке.

«Бал – это светское мероприятие с вереницей танцев, ужином и светскими беседами. Балы были сердцем общества, на них дебютировали, встречались, делали предложения, узнавали светские и политические новости и т.д. Поэтому неудивительно, что бала очень ждали и готовились к нему заранее, а во время самого бала строго следили за соблюдением всех правил. По этикету тех лет для дамы было позором и непростительным поступком, если она забывала, кому обещала следующий танец, а еще хуже, если она обещала один и тот же танец разным кавалерам. Чтобы избежать кривотолков, колких взглядов общества, а также в бесконечной череде танцев ненароком не перепутать партнера, и были придуманы карне.

Карне – это бальная записная книжка, самые ранние экземпляры которой представляли собой миниатюрные футляры прямоугольной формы. В них хранили грифель и пластины из слоновой кости или перламутра для записей.

На протяжении XVIIIXIX веков карне – обязательный элемент бального туалета, как портбукет, веер и перчатки. Такая бальная записная книжка – маленькое произведение искусства. Изготавливали их из разных материалов: золота, серебра, перламутра, кости, черепашьего панциря. Украшали роскошно: резьбой, драгоценными камнями, мозаикой, эмалью, росписью. К каждой книжечке обязательно прилагался небольшой тонкий карандаш. В зависимости от моды карне крепили с помощью цепочки к вееру или шатлену».

 

Андрес Ридел. Книжные воры. Как нацисты грабили европейские библиотеки и как литературное наследие было возвращено домой

книжные ворыВскоре после прихода в Германии к власти фашисты устроили на площадях многих немецких городах показательные сожжения книг. Но книги горели не только на улицах – многие владельцы библиотек, опасаясь нацистов и обысков, сами сжигали книги в печах и дворах, топили в реках и бросали в лесах. Из страны уехали многие известные писатели: Эрих Мария Ремарк, Бертольт Брехт, Томас и Генрих Манны.

Однако помимо сжигания, нацисты организовывали рейды, в ходе которых захватывали и конфисковали сотни тысяч книг, в том числе – из университетских библиотек и частных собраний. «Нелегко определить, сколько библиотек было разграблено. Тысячи разоренных библиотек так и не были восстановлены, а их книги так и не были возвращены. Нет ни регистров, ни каталогов, которые могли бы рассказать нам, насколько обширны были эти коллекции и что в них находилось. К примеру, до прихода нацистов к власти в Германии было несколько тысяч «народных библиотек», созданных профсоюзами, социалистическими организациями и немецкими социал-демократами. Всего в этих библиотеках хранилось более одного миллиона книг. Большинство из них так и не было возвращено…

Оценить масштабы грабежа в Советском Союзе сложнее. Согласно большинству имеющихся оценок, потери были астрономическими. По предположению ЮНЕСКО, на территории Советского Союза было украдено или уничтожено несколько миллионов книг».

В тексте рассказывается о том, как фашисты расхищали книги в Минске, Смоленске и Киеве, Нидерландов и Франции, среди которых была русская библиотека имени Тургенева, основанная в 1875 году революционером Германом Лопатиным при участии писателя Ивана Тургенева. К моменту захвата гитлеровцами Парижа библиотека насчитывала более 100 000 томов, среди которых были первые издания Вольтера и Николая Карамзина, личные архивы писателей и общественных деятелей и письма, включая Ленина и Бунина.

«В то время масонская активность в Германии была довольно высока — количество масонов доходило до восьмидесяти тысяч. Многие из них занимали высокое положение в немецком обществе. Ряд крупных лож уже в 1933 году пытался адаптироваться к новому режиму, меняя названия: так возникли Национальный христианский орден Фридриха Великого и Немецкий христианский дружественный орден. Чтобы ложи могли продолжать функционирование, режим велел им отказаться от использования слова «масоны», оборвать все международные связи, исключить членов неарийского происхождения, открыть информацию о своей тайной деятельности и прекратить отправлять ритуалы, восходящие к Ветхому Завету. В 1935 году масонские ордена были полностью запрещены и провозглашены «врагами государства». После этого немецкие масонские организации были распущены, а их собственность конфискована. Генрих Гиммлер, который проявлял огромный интерес к масонству, проследил, чтобы отряды СД и гестапо разграбили масонские библиотеки и архивы. Украденные из них материалы впоследствии сформировали основы оккультной коллекции VII Управления РСХА. Также в 1930-х был проведен целый ряд кампаний по опорочиванию масонства путем превращения ряда конфискованных масонских лож в музеи, где проводились выставки. Прекрасным примером этого служит печально знаменитая выставка «дегенеративного» искусства, организованная нацистами в 1937 году. Нацисты не раз обращались к «порочащим выставкам» в своей пропаганде. Помимо искусства, осуждению на подобных мероприятиях подвергались джаз и предметы еврейской культуры. Особенной популярностью пользовалась устроенная в 1942 году выставка «Советский рай», на которой демонстрировались предметы, захваченные после вторжения в Советский Союз. Организованная в просторном павильоне, она занимала около девяти тысяч квадратных метров. Ее задача заключалась в том, чтобы подчеркнуть нищету и страдания России под властью большевиков. По официальным данным, выставку посетило около 1,3 миллиона немцев».

Свет любви и веры

Свет+любви+и+верыКнига объединяет рассказы современных иранских писателей. В числе авторов — Реза Амир-Хани, Сейед Мехди Шоджаи, Надер Эбрахими, Сара Эрфани. В их произведениях отображены глубокие переживания людей, причем речь идет как о вопросах, актуальных для жизни иранского общества, так и о вечных темах, волнующих человека в любые эпохи. Герои рассказов оказываются перед необходимостью делать сложный выбор и принимать важные решения, они проявляют неподдельную храбрость и испытывают страх, совершают верные шаги и допускают ошибки, горюют и радуются.

Каждый человек сомневается, размышляет, всматривается в окружающих, перебирает в памяти драгоценные мгновения счастья. Ищет единственно верный ответ на вопрос о собственной идентичности, надеется встретить и сохранить единственную и, конечно, настоящую любовь.

«Эта музыка оживляет во мне память о береге озера, черного ночного озера. Песни успокаивают В одиночестве, но излечение от одиночества — это не излечение от боли. Жить рядом с чужими — это значит жить в бесцветности и безголосии. Правда, голоса — это беззаконнейшая вещь во Вселенной. Все говорят, и никто не слушает. Об этом ты помни! Молчание не означает пустоты. Скорее, говорящий пуст — и не без причины дворники временем своей работы избрали ночь. Говорил я и о тех золотых серьгах, которые ты поместила на бархатное ложе. Обо всех дверях, что закрыты, но однажды откроются, о расцветании померанцев, о могуществе слабого дуновения — об этом я тоже говорил с тобой. Глубочайшая приборка — уговор с ветром. Дай вымести ветру. Дай побегам вырасти самим».

Ольга Семенова. Париж. История великого города

ПАРИЖАвтор книги – дочь известного писателя (создателя Штирлица) Юлиана Семенова, и знаток парижской истории, которая неразрывно связана с давних пор с русской. Весной 1051 года во Францию прибыла дочь князя Ярослава Мудрого Анна, выйдет замуж за сына короля. Анна родит в этом браке четырех детей, и ее сын взойдет на французский трон под именем Филиппа I. В Средневековье существовали различные предания, в которых говорилось, что Париж был основал самим Гераклом. На самом деле люди здесь селились уже тысячелетия назад. Несколько лет назад археологи нашли стоянку охотников эпохи мезолита. На острове Сите, окружённом водами реки Сены, обитало кельтское племя паризиев. И, конечно, не могло обойтись без римских легионов! Гай Юлий Цезарь в своих «Записках о Галльской войне» упомянул Лютецию. Кстати, до сих историки спорят, почему Париж тогда так назывался. Римляне считали поселение на места Парижа своей важной стратегической базой. На острове Сите был возведен дворец, в котором останавливались императоры и наместники. Римским наместником здесь был Юлиан, позже названный Отступником. Именно здесь провозгласили императором.

Но самое бурное и романтичное (хотя и жестокое) время – это Средневековье. Именно средневековый Париж описан во множество хроник, исторических и приключенческих романов, кинофильмах и телепередачах. На острове Сите в 1163 году начали строить собор Парижской Богоматери, чуть позже, на правом берегу Сены – небольшую крепость, названную Лувром. Дошло дело и до Парижского университета, который пользовался определенной автономией.

Когда ректор Сорбонны пригласил из Майнца печатников, установивших печатный станок, но началось возмущение конкурентов. «Вокруг аббатств и колледжей на левом берегу, в районе улицы Сен-Жак и улочек возле церкви Сен-Северин работало множество мастерских, в которых переписывались тексты и изготовлялись переплеты. Спрос на книги был огромен, главными покупателями становились преподаватели университета и их ученики. Процветали мастерские и на Сите, снабжавшие великолепными молитвенниками в богатых переплетах королевский двор. Книгопечатание угрожало всем этим людям разорением, поэтому они составили жалобу в парламент, называя немцев-печатников «колдунами» и «цыганами». Но Людовик XI запретил парламенту даже входить в рассмотрение дела…»

Резня в Варфоломеевскую ночь, славный король Генрих IV, решивший, что Париж стоит мессы, и далее – уже вполне цивилизованные времена, в которые вклинилась Великая Французская революция. Наполеон, возвращение Бурбонов, вхождение отечественных полков во французскую столицу.

«Русская армия стояла в Париже несколько месяцев. Это пребывание наших бравых прародителей оказалось для Парижа достаточно обременительным: кони кавалеристов и казаков затоптали Елисейские Поля и Булонский лес. Зато практичные француженки на наших соотечественников не жаловались: быстро поняв силу своих чар, они с пользой для себя «околдовали» немало русских. На старинных карикатурных гравюрах можно увидеть потешные изображения «филигранных» парижанок под ручку с дородными высоченными казаками, нагруженными десятками пакетов и пакетиков – подарками для «кудесниц».